Егор Яковлев/улица Ивана Зубкова

В прошлом году команда «Блог Фиесты» опубликовала петицию к губернатору Санкт-Петербурга с просьбой назвать одну из улиц города именем строителя железнодорожных участков Дороги Жизни и Дороги Победы, выдающегося военного инженера Ивана Георгиевича Зубкова. Петиция была удовлетворена: в 2015-м нас ожидает официальное поименование улицы в Кировском районе.

Егор Яковлев/улица Ивана Зубкова

Готовя материалы, посвященные освобождению города от нацистской блокады, мы обнаружили, что в городской топонимике имена строителей Дороги Жизни не увековечены вообще никак. И дело, разумеется, не только в надписи на табличке с номером дома – история этих людей в принципе вытравлена из народной памяти. А в историческом вакууме начинает расти причудливый чертополох. Всерьез обсуждается взятый с потолка тезис, будто советские власти обрекли город на вымирание, чтобы потом обвинить в этом гитлеровцев. Что главной блокадной приметой был каннибализм, а на втором месте шли воровство карточек и мародерство. И главное –  что не стоило мучиться, надо было сдать Ленинград – ведь французы сдали Париж и ничего: душка Гитлер приехал туда и поклонился гробнице Наполеона. Все это – чушь.

Сдавать Ленинград было нельзя. В сознании Гитлера он был «ядовитым гнездом, из которого яд большевизма изливается в Балтику» и, как писал начальник штаба сухопутных войск Германии Франц Гальдер, «желание фюрера сравнять этот город с Землей» непоколебимо. Более того: надежно документирован факт, что войска фон Лееба получили зимой 1941-1942 года приказ не принимать капитуляции, даже если такая попытка и будет сделана – ведь кормить огромное население Ленинграда нацисты не собирались. Так что прекращение сопротивления вело бы только к одному: к разрушению нашей северной столицы и еще более массовой гибели горожан. А может быть, и к поражению в войне, ведь освободившиеся силы Гитлер точно бросил бы на Москву. 

Говорят, что не стоило мучиться, надо было сдать Ленинград – ведь французы сдали Париж и ничего: душка Гитлер приехал туда и поклонился гробнице Наполеона. Все это – чушь

Что до Парижа, то указывать на его пример просто шулерство: сам фюрер неоднократно подчеркивал, что против СССР он ведет не обычную войну, как на Западе – а «войну на уничтожение». Отсюда и его людоедские, расистские приказы, содержавшие чеканную формулу: «Жизнь на Востоке не имеет абсолютно никакого значения».    

Стоит помнить, что предместья Ленинграда –  Пушкин, Павловск, Петергоф, Гатчина, Стрельна – смогли испытать «прелести» нацистской оккупации. И что? Там свирепствовал такой же жуткий голод,  как и в самом городе. Единственной относительно надежной возможностью прокормиться была работа на оккупационные органы, но ее на всех не хватало, а многие считали и невозможным для себя хоть какое-то сотрудничество с захватчиками. Так, в Пушкине той же зимой от голода скончался замечательный российский писатель-фантаст, автор «Человека-амфибии» Александр Беляев. Всего же за время оккупации Ленинградской области от голода и террора погибло примерно 1 196 000 гражданских лиц. Безвозвратно были разрушены многие памятники культуры, некоторые уцелели просто чудом: например, в последний момент были спасены Святогорский монастырь и могила Пушкина, которую солдаты вермахта заминировали при отступлении. Так что ни о каком гуманизме в отношении Ленинграда со стороны фашистов речи идти не может. Трупы и руины – вот и все, что осталось бы от города.

Идею о том, что Ленинград гуманнее было бы сдать, высказал в 1989 году писатель Виктор Астафьев в интервью «Правде». Уважаемый человек – под прикрытием его авторитета эта мысль и до сих пор циркулирует в медийном пространстве. Он говорил тогда, что «миллион людей погубили за коробки», за город, который можно было бы «восстановить до последнего гвоздя». Очевидно, что он просто не понимал, о чем говорит. После выхода интервью ответ Астафьеву написал выдающийся ленинградский историк, профессор Даниил Натанович Альшиц, который сам воевал на Ленинградском фронте. Я имел честь учиться у этого замечательного ученого. Так вот, Альшиц, в корректной форме, но крайне настойчиво, разобрал и разбил все аргументы Астафьева. К сожалению, даже талантливые люди иногда говорят вещи, сильно оторванные от реальности.       

Среди творцов этих подвигов имя военного инженера Ивана Георгиевича Зубкова стоит в числе первых. Зубков строил железнодорожные участки Дороги Жизни, а после прорыва блокады в нечеловеческих условиях, в насквозь простреливаемой местности, за 13 дней создал Дорогу Победы – участок «Шлиссельбург-Поляны», по которому в город повезли хлеб

Другой сюжет негативной блокадной мифологии – полное бездействие властей. Между тем ошибки, провалы и неудачи, которые действительно были в обороне и снабжении Ленинграда, нельзя объяснять безразличием и даже злым умыслом руководства страны. В Кремле с самого начала пытались помочь городу – ведь это как-никак был город Ленина и трех революций, но эффект эти действия стали давать только к декабрю 1941 года, когда голод и мороз забрали уже многих. Организация Дороги Жизни, по которой из Ленинграда вывезли почти 1 миллион человек, проведение бензопровода и электрического кабеля  по дну Ладожского озера – это беспримерные подвиги. И среди творцов этих подвигов имя военного инженера Ивана Георгиевича Зубкова стоит в числе первых. Зубков строил железнодорожные участки Дороги Жизни, а после прорыва блокады в нечеловеческих условиях, в насквозь простреливаемой местности, за 13 дней создал Дорогу Победы – участок «Шлиссельбург-Поляны», по которому в город повезли хлеб.

Зубков обаятелен как герой «без страха и упрека». Решительный, волевой, без малейшего намека на трусость.  В 1941 году был ранен при наведении понтонной переправы на Невский пятачок. В 1944-м погиб на боевом посту в районе Лодейного поля: самолет, на котором он летел к месту поврежденных путей для инспекции, был атакован люфтваффе. Второй важный момент – это был военный интеллектуал. Инженерные задачи, которые перед ним стояли, не могли быть решены с помощью муштры и комиссарского нагана. Здесь требовался ясный рассудок в сочетании с инженерным профессионализмом.

Нашу петицию о присвоении имени Зубкова одной из городских улиц первоначально поддержало 13 тысяч человек. Топонимическая комиссия согласилась с этим предложением – улица Зубкова появится в Автово, от дороги на Турухтанные острова до улицы Кронштадской. Ждем официального наименования в 2015 году. А пока мы занимаемся популяризацией героев защиты Ленинграда. В прошлом году мне довелось выступить консультантом в документальном фильме о Зубкове, а также в ленте о другом строителе Дороге Жизни – Александре Васильевиче Ливеровском, бывшем министре Временного Правительства, который в конце жизни получил орден Ленина! 

Выступая с лекциями, я чувствую, что у аудитории есть желание разобраться в событиях войны. Тотально негативная трактовка, согласно которой войну выиграли штрафные роты и заградотряды, а Красная Армия забросала вермахт трупами, доверия у нее не вызывает. Именно поэтому была поддержана наша петиция. По этой же причине возникают другие хорошие народные проекты – вроде фильма «28 панфиловцев» или музея «ДОТ оборонительного рубежа Ижора» в Купчино.