Обзоры

Звезда клипа «Экспонат»: «Нецензурную брань в общении с мамой не приемлю»

Пока счетчик просмотров клипа «Экспонат» группировки «Ленинград» отсчитывает миллион за миллионом, молодую петербургскую актрису узнает все больше людей в стране. В отличие от своей героини, она не стремится обуваться в лабутены и не боится быть смешной. Fiesta поговорил с Юлией Топольницкой о любимом кино, «Лицедеях» и родительских советах.

Звезда клипа «Экспонат»: «Нецензурную брань в общении с мамой не приемлю»

Все мы волнуемся перед свиданиями, хотим хорошо выглядеть —  и я тоже. Поэтому в этом клипе себя узнали все девочки страны. Мне симпатично, что в этом образе много смешного. В интернете многие пишут, что как будто заглянули в комнату к девочке. Потому что мы все из себя что-то строим, а тут такие искренние, обычные переживания: что-то не получается, психуешь, боишься показаться самой собой. А вот нецензурную речь в общении с мамой я не приемлю.

«Ленинград» я знаю, кажется, столько, сколько себя помню. Шнуров —  наикрутейший певец. И съемочная компания FancyShot, и режиссер Анна Пармас, все костюмеры и реквизиторы достойны своей доли славы, они огромные молодцы. Я не задумывалась, что эти профессии настолько тяжелые, и что все клипы группировки «Ленинград» снимают такие профессиональные люди, которые относятся к делу с огромной душой.

Я не предпочитаю конкретные марки одежды. Не ношу какие-то определенные вещи. Покупаю то, что нравится, хорошо сидит и ладно, не важно, известная это марка, русские ли дизайнеры или какие-то другие. Главное, чтобы я хорошо выглядела. 

Не вижу смысла в том, чтобы выходить на улицу и говорить: «Эй, прохожие, вообще-то на мне Dolce&Gabbana». Я знаю, что многие девочки за этим гонятся, но для чего? Чтобы кто-то в обществе сказал, классная у тебя сумка за четыреста тысяч? Зачем носить такую сумку, если у тебя зарплата —  тридцать тысяч? Ну образно говоря. Я лучше себе куплю что-нибудь другое. Например, машину.

Я была в музее Ван Гога в Амстердаме, мне там очень понравилось, еще раз съездила бы туда. Этот музей —  он огромнейший. 

В 2009 году я пришла поступать в Театральную академию, хотела стать актрисой. Прошла к мастеру Борису Уварову, он режиссер театра «Лицедеи». С того момента я у него работаю, служу этому театру. Там я поняла, что не боюсь быть смешной, не боюсь казаться на сцене некрасивой — вообще ничего не боюсь. Но в жизни мне, конечно, хочется быть привлекательной — было бы странно, если бы девушка не ухаживала за собой.

Если честно, мне хотелось бы сыграть в исторической картине. Что-то про войну, про 1930-е или 1960-е годы. Мне очень нравится советский кинематограф, мой любимый фильм —  «Максим Перепелица», я поклонница советских актеров и хотела бы в таком стиле что-то сыграть. Иногда мне даже кажется, что я родилась не в то время.

Маленькой ты не понимаешь, чем будешь дальше заниматься: родители тебя отправили заниматься балетом — и ты танцуешь. Мне нравилось смотреть балет, нравилось, как танцовщицы выглядят, такие красивые эти лебеди на сцене. Мама водила меня в Мариинский театр, на разные спектакли. Родители делали все возможное, чтобы я выросла культурным человеком. А потом балет перестал меня цеплять. К тому же, я получила травму —  несерьезную, растяжение связок. И мне стало ясно, что мне нравится находиться на сцене, а не обязательно танцевать, видеть зрителей, испытывать какие-то другие эмоции. 

Все мамины советы важны. Она мудрый человек, и папа тоже. Они настраивают меня на лучшее, чтобы я ни на кого не обижалась, не останавливалась на достигнутом, благодарно относилась к людям, которые мне помогают. 

  • 28 января 2016
  •   5 410
Подписаться на дайджест: