Обзоры

«Сочинять в дороге – это для меня полный звездец»

Норвежец Бернхофт, который представит новый альбом Islander 22 октября в клубе A2 Green Concert, - человек-оркестр Бернхофт. В его мелодичных соуловых песнях в духе Смоки Робинсона и, ладно уж, Джастина Тимберлейка звучит чуть не целый хор и еще много разных инструментов – и все это Бернхофт изображает живьем один, без фонограммы. Вообще в мире немало музыкантов, особенно хипхоперов, которые используют луп-машину для таких вещей, но каким еще виртуозам-одиночкам дают номинацию на Грэмми?

«Сочинять в дороге – это для меня полный звездец»

На какой музыке вы росли?

Пока я рос, вокруг меня звучала разная музыка. Я пробовал и бросал играть на том или ином инструменте, пока не понял, что гитара круто выглядит, и с ее помощью я стану популярным у девчонок. И хоть план насчет девчонок провалился, спустя год-другой я научился вполне сносно играть. Потом я участвовал в рок-группе, где все думал: «Да я лучше вокалиста спою», – и сам встал к микрофону. Еще пара поворотов в карьере – и я стал тем, кто я есть теперь.

После участия в нескольких рок-группах вы вывели новую для себя формулу выступлений. Кто вам подсказал идею использовать лупер?

Мне довелось работать с вокалисткой Кристин Асбьорсен, которая при помощи лупера создавала ангельский хор одним свои голосом. И был еще Эйрик Ойен, который нашлепывал бит, а потом поверх него играл на басу. Так что я просто украл и скомпоновал их идеи. На меня оказали большое влияние Imogen Heap и Реджи Уоттс, но самый большой источник вдохновения для меня как человека-оркестра – простая экономия. Приходилось сокращать гастрольные расходы – иначе я вообще не смог бы выступать где-то за пределами родины.

Какие плюсы в том, чтобы выступать вообще одному?

Главный плюс – я могу очень легко управлять настроением выступления. Вижу, что публика притихла – продолжу негромко. В зале с ума сходят – надо дальше жечь. Но я всегда считал, что суть музыки в том, чтобы играть ее вместе с другими музыкантами. Играть с группой – тоже большой плюс. Иногда я вспоминаю об этом и вытаскиваю на сцену кого-нибудь из публики, чтоб они хоть на три минуты стали участниками моей группы, хоть в реальности это, конечно, мое обычное сольное выступление. И сольно, и с группой мне все равно кажется, что я не способен полностью контролировать ситуацию.

Какие инструменты вы используете?

У меня есть три гитары. Старое весло Eko – эту акустику я купил за гроши и удачно переделал в гибрид баса и гитары. Есть очень приятная акустика, которую норвежский лютнист Хуземоен изготовил целиком из норвежского дерева - ни одно растение из амазонских лесов не пострадало. И еще одна гитара под названием G# выглядит как игрушка, но ревет как зверь. Еще я использую электропиано Fender Rhodes и синтезатор microKorg, который работает на батарейках и влезает в мой гастрольный кейс. Все это я пускаю через разные педали: одна немного размазывает звук, другая из всего делает «хрусть» и «бум», третья делает «уау-уау», четвертая заставляет звук искриться – и все это включено в мой старый-добрый лупер Boss RC 50. А, еще пара микрофонов есть.

Каково выступать перед толпой на главном британском фестивале в Гластонбери?

Вообще не такая уж там толпа на меня собралась – а было бы здорово, конечно. В целом, мне нравится выступать перед большим скоплением публики, если она действительно меня слушает. Но с бОльшим удовольствием я выступлю перед двадцатью внимательными слушателями, чем перед 23000 профанов, которые заняты только тем, чтобы сделать на фоне сцены селфи.

Вы долго шли к международному признанию. Как думаете, для молодого музыканта лучше сразу стать известным и дальше стараться поддерживать популярность – или пойти вашим путем?

Если ты молодым стал звездой и умудряешься поддерживать к себе интерес годами – это идеальный сценарий. Но вся история поп-музыки говорит, что такие случаи единичны. В девяти случаях из десяти мой вариант постепенной раскрутки подходит лучше.

Номинация на Грэмми стала для вас неожиданностью? Как ваша жизнь после этого изменилась?

Конечно, это был приятный сюрприз. Не поверил, пока в интернете не проверил. Если честно, не так уж жизнь и поменялась после этого, но я надеюсь, что к моей следующей пластинке будет больше внимания. Посмотрим.

Вы сделали впечатляющую версию Shout, хита Tea rs For Fears о терапии «первородного крика» - сами к психотерапевту обращались?

Спасибо! И да, к психотерапевту я обращался, но к каверу на Shout это отношения не имеет.

Кто ваши герои в музыке? Вы хотели бы быть кем-то из них?

Меня всегда впечатляли артисты, которые умудряются все делать сами – и вот я сам стал как они. А если говорить о небожителях калибра Баха, Хендрикса или Дэвида Боуи, то мне достаточно почтительно поглядывать на них снизу.

Как бы вы описали родную Норвегию человеку, который там не был ни разу?

О, это прекрасная страна! Кругом сплошные скалы, так что берите с собой что-нибудь мягкое, чтобы сидеть. Истории про снег, мороз и белых медведей на улицах – полная ерунда. Разве что, в декабре – так что зимой к нам лучше не надо. Воздух у нас чистейший, ночная жизнь жаркая, люди очень отзывчивые. Я только вернулся из Нью-Йорка – такой милый маленький городок, мне понравилось, но родину люблю больше.

Как вы обычно сочиняете? Это постоянный процесс – или собираете волю в кулак и пишете песни перед записью альбома разом?

Я стараюсь сфокусироваться на новом материале, стоит мне вернуться из тура. Потому что сочинять в дороге – это для меня полный звездец. Но порой приходится, времени свободного все меньше.

  • 21 октября 2015
  •   136
Подписаться на дайджест: