Обзоры

Подлинная история барона Мюнхгаузена в Петербурге

Знаменитый фантазер барон Мюнхгаузен не только существовал в реальности, но и до конца жизни представлялся ротмистром российской императорской армии.

Подлинная история барона Мюнхгаузена в Петербурге

Он прибыл в Петербург зимой 1738 года, находясь в свите брауншвейгского принца Антона Ульриха – бездетная императрица Анна Иоанновна выбрала высокородного германского жениха для своей племянницы: их чета должна была произвести на свет наследника российского престола. Однако невысокий слабохарактерный Антон не приглянулся невесте, а при дворе нашлись и политические противники его кандидатуры, и сватовство затянулось на долгие семь лет, которые молодой Мюнхгаузен провел далеко не в праздности. Ему пришлось понюхать пороху в русско-турецкой войне и даже войти в Крым в составе войск фельдмаршала Миниха. Затем принц Антон все же стал мужем Анны Леопольдовны и даже побыл регентом при своем сыне – малолетнем царе Иване – но дворцовый переворот Елизаветы Петровны обернулся заточением всей его семьи в Холмогорах. Опала господина, впрочем, не коснулась Мюнхгаузена: ему, как русскому офицеру, даже пришлось поохранять своего бывшего начальника. А вскоре барон получил на родине приличное наследство и вернулся в Германию, где и прожил в достатке до конца дней.

Биография, в общем-то, самая заурядная. Вероятно, Мюнхгаузен это понимал: потому и вынужден был искрометно привирать о службе в Петербурге, дабы не наскучить гостям своего ганноверского дома. С другой же стороны, в середине XVIII века Россия была еще мало знакома европейцам: о ней ходило множество слухов, один несуразней другого, и все россказни барона падали на благодатную почву. Европейцы верили, что в столице россиян по улицам запросто ходят дикие звери, поэтому легко приняли историю о том, что Мюнхгаузен пленил волка и въехал в Петербург в повозке, запряженной свирепым хищником.

Впрочем, именно эта история может иметь реальную подоплеку: подвергнуться нападению волка в окрестностях и даже на окраине Петербурга в 1730-х годах можно было запросто. Как писал известный исследователь Евгений Анисимов о периоде после смерти Петра I – всего на десяток лет ранее приезда барона – «редкий историк, касаясь этих печальных для Петербурга лет, не упомянет о следах его угасания — о проросшей на некогда оживленных улицах траве, о вое волков, смело забегавших в опустевший зимний город». И хотя при Анне Иоанновне двор из Москвы вернулся на берега Невы, город был еще весьма малолюден и не пугал зверье. Впрочем, и позднее случалось, что волки забегали на петербургские улицы: последний такой случай был зафиксирован аж в 1895 году, когда лесной обитатель пробежал по Вознесенскому проспекту и скрылся в Александровском парке.

  • 3 августа 2015
  •   112
Подписаться на дайджест: