Обзоры

Городская легенда: первые масонские ложи Петербурга

Орден вольных каменщиков — по-настоящему легендарное общество, которое на протяжении долгих лет вершило судьбы многих стран. Напоминания о деятельности загадочного ордена можно встретить на улицах Петербурга, однако не все знают, как в город пришли властители мира. В открытую заговорили о масонах при Екатерине II, но история ордена в Северной столице берет начало с ее основателя.

Городская легенда: первые масонские ложи Петербурга

Есть мнение, что первая российская масонская ложа возникла во времена царствования Алексея Михайловича, но сведения об этом звучат несколько не совсем внятно. Больший вес имеют данные о том, что история русского Ордена вольных каменщиков начинается с великого императора и создателя Санкт-Петербурга — Петра I. Бытует мнение, что во времена путешествия царя в Европу Петра Великого в масонство ввел лично основатель английского масонства и магистр Великой английской ложи Кристофер Рен. Масонский свет достиг России по возвращению Петра I в Россию: в Кронштадте царь вместе с ближайшими друзьями-иностранцами Францем Лефортом и Патриком Гордоном открывают первую масонскую ложу. Сказать, точные ли это данные, затруднительно, ведь документальные упоминания о появлении масонов относятся уже к 1731 году. Первой петербургской ложей считают ложу «Скромности» или «Молчаливости», возникшую в Санкт-Петербурге в 1768 году.

Русский ученый Владимир Иванович Вернадский пишет о том, что Петра приняли в шотландскую степень Святого Андрея. Правитель в свою очередь обязался учредить подобную степень в России. Собственно, от своих слов он не отказался — по слухам, так появился Орден Святого Андрея Первозванного.

Помимо кронштадтской масонской ложи встречи тайных орденов проходили и в Москве: некое «Нептуновское общество», как считают некоторые, заседало в Сухаревой Башне.

Петр Великий пользовался у вольных каменщиков большим успехом: ему не только посвящено немало масонских гимнов, но и исторически члены ордена взялись вести свою родословную от царя-реформатора. Были и те, кто говорил, что Петр I стал орудием страшной разрушительной силы, которая во времена, когда правитель был посвящен в братство, еще не раскрыла своего истинного лица. По мнению историков, связь реформ Петра с делами братства вполне очевидна, но по сути деяния правителя не были деструктивными ни для страны, ни для города, который он воздвиг.

Первые достоверные сведения о масонских ложах в России относят к царствованию Елизаветы Петровны. Так, в 1731 году великим мастером в России был назначен капитан Филипс, а десятком лет позднее на посту его сменил шотландец генерал Джеймс Кей, состоявший на службе в России. Имена видных российских деятелей начали мелькать в рядах масонских лож. Рассказывают, например, что масон Михаил Кутузов не смог пленить Наполеона потому, что французский император тоже был тоже масоном. Стало быть, русский фельдмаршал помог своему брату по тайному обществу, намеренно преследуя его не слишком быстро. 

Масонский след в Петербурге сложно не заметить — это и символика ордена на домах и передовых постройках, и даже целые здания, которые, по некоторым данным, пользовались популярностью у членов братства. Говорят, что будто бы Шапель в Александровском парке была местом встречи русских масонов, которые приходили сюда помолиться и предаться духовным размышлениям. 

Посмотреть на явные отсылки к масонству в Петербурге можно в нашем материале.

Фото: flickr.com

  • 19 февраля 2016
  •   1 903
Подписаться на дайджест: