Елена Шейдлина, модель

Главная инстаграм-модель Петербурга, любимица городского глянца, которая переехала на берега Невы из Саратова к любимому человеку, рассказала «Фиесте» об очаровании спальных районов, ударном гараж сэйле в «Этажах», а также о том, где купить лучшую в городе шаверму.

Елена Шейдлина, модель

Почему ты решила переехать в Петербург?

Я никогда не думала, буду ли тут жить или нет. Но так сложились обстоятельства, что я влюбилась в молодого человека, а он живёт здесь. И родители сказали: «Мы купим тебе жильё, ты можешь тут жить и саморазвиваться».

Помнишь впечатления от первого приезда в Петербург?

В первый раз я приехала, чтобы увидеться с будущим мужем, Женей Шейдлиным, и мы пошли в «Этажи». Меня в хостел заселили, а на следующий день был как раз garage sale. Туда пришли девочки с разноцветными волосами, и это вызвало у меня просто шок. Я подумала: «Боже мой, Саратову такое и не снилось, а тут все такие волшебные, яркие, я тоже так хочу». Так что первое впечатление было, что тут люди не боятся быть собой, они настолько яркие, насколько это возможно.

Где вы сейчас обитаете?

Мы живём на «Ладожской» в спокойном спальном районе. Мне нравится, что рядом огромный-огромный парк, в котором можно кататься на велосипеде. До центра, в принципе, 20 минут, просто нужно доехать до моста Александра Невского, и ты уже, считай, на главной улице.

Многие считают, что если уж в Питере жить то в центре, где вся старина.

Знаешь, центр — он тоже может надоесть. Если приехать на недолгое время, то пожалуйста, живи в центре, развлекайся, познавай изнутри ночной Петербург. А если ты хочешь больше семейно-спокойной жизни, то, мне кажется, не важно, где ты живёшь —  главное, с кем.

Ночной Петербург часто наблюдаешь?

Я домашний человек, чаще на попке сижу и рисую, либо делаю фотографии, ища кучу локаций. Но мне очень нравится ночной Петербург, потому что он весь в огнях. На «Ладожской» нет высоких домов, наш —  самый высокий, и я, получается, вижу весь Петербург в огнях, это очень красиво. Могу подняться на 23-й или 24-й этаж, просто сидеть и думать о чём-то своём.

Ты говоришь, что на велосипеде перемещаешься есть какие-то любимые маршруты?

Нет, знаешь, я трусиха и перемещаюсь чаще по парку, по кругу. У меня очень большой дорогой велосипед, и когда выхожу из дома, то глажу его и говорю: «Ох ты мой хороший», — а он такой красивый стоит. (смеётся) Мне будет жалко, если с ним что-то случится. Один раз выехала на нём в центр, умудрилась не заметить поребрик и так врезалась колесом, что просто упала. Но из-за того, что велосипед большой, он не дал мне упасть на асфальт, спас мне жизнь —  теперь я его ещё больше люблю.

Какие у тебя любимые кафе и рестораны?

«Суши-шоп». (смеётся) Потому что там есть гречневая лапшичка. Самая лучшая их точка, как мне кажется, находится возле метро «Лиговский проспект». Там, по моим ощущениям, вкусней делают. А ещё я люблю, м-м-м, «Крошку картошку». Люблю вообще то, что желудку моему не вредит и похоже на домашнее, но дома ты это быстренько сварганить не можешь. А так любимых кафе нет.

Про шаверму есть смысл спрашивать?

Почему нет? Люблю. Лучшая шаверма в городе — это рядом с нами, у «Ладожской». Там такой мужик крутой, он всегда много-много накладывает овощей, а они всегда свежие и вкусные, не обветренные. Можно попросить, чтобы туда положили жареную картошечку, если хочешь. Он при тебе это всё нарезает — и мясо как-будто светится. Не от химикатов, а потому что свежее. И стоит всего 120 рублей.

Любимый музей или галерея?

Любая галерея современного искусства. Там можно не только посмотреть, как художники развиваются, но и сделать очень крутые снимки. Я люблю объединять свою деятельность с тем, куда я хожу. В Эрмитаже я сперва всё осмотрю внимательно, каждый мазок, а потом попрошу: «Жень, сфотографируй меня», — надо ведь показать людям, что мы тоже куда-то выходим. Но вообще Эрмитаж мне важен для образования: посмотреть, как всё сделано — потому что возникает, например, вопрос, как можно сделать цвет кожи таким ровным, чтобы он был персиковым, переливающимся. Смотришь —  и в голове откладывается, что так можно румяна рисовать. Каждый выход должен быть с пользой, чтобы что-то отложилось у тебя внутри.

Как ты называешь город?

Когда я посылки отправляю, писать «Санкт-Петербург» слишком длинно, «Питер» — слишком молодёжно, я пишу «СПб».

Из чего складывается твоё ощущение Петербурга? Какой он, по-твоему?

Творческий. Вдохновляющий. Погода да, иногда жестит, летом бывает прохладно. Есть такое клеймо на Петербурге, город дождей, и многие сюда едут вдохновляться именно этой погодой. Когда фотографируешь, самые лучшие снимки получаются, когда пасмурно, а не когда солнечно. Потому что нет лишних теней, и город получается весь в одних красках. Мне нравится это постоянство, я всегда могу из дома выйти в пасмурную погоду и сделать фото, как мне нужно. Никогда не воспринимала Питер как город, который смогу полюбить. Но недавно мы ездили с Женей на две недели в Саратов и Уфу, а когда возвращались, я даже не ожидала, что соскучусь по Петербургу, по большим улицам. В мозг уже въелось, что здесь ты всегда можешь чувствовать себя свободно. Ходишь — и твои глаза спокойно скользят по этой архитектуре, тебе приятно. У меня всегда так: моя кофта должна быть с изюминкой, велосипед — с изюминкой. И город тоже должен быть с изюминкой.

Какие изменения ты в городе наблюдаешь?

Сложный вопрос. Санкт-Петербург — это личность. Он, конечно, развивается. Но так как это мой друг — я его так воспринимаю, —  каких-то явных вещей могу и не замечать. Из окна вижу, что вокруг стали дороги делать, — вот улучшение.

Что-то, может, хотелось бы изменить?

Я хотела бы, что не закрывали парки ради церквей. И в Москве такое происходит, и рядом с нами парк Малиновка, там вечно проходят акции, люди держатся за руки и просят: «Пожалуйста, пусть эта церковь не заберёт наш парк». Потому что там все гуляют с детьми, загорают, там безумно красиво. Ну и, конечно, очень хотела бы, чтобы сделали велодорожки. Я боюсь ездить по дороге вместе с машинами, они бибикают и меня пугают, руль начинает трястись, и я могу упасть. А если будут велодорожки, появится безопасность.